Боссы и матросы в открытом море

Боссы и матросы   ДЛЯ членов команд суперяхт существуют некоторые основные правила - не присоединяться к гостям, например, и не пить ликер босса без разрешения. Но как любой бывалый моряк поведает вам, что существует пара предписаний, которые превзойдут все другие: независимо от того, насколько вы наслаждаетесь жизнью сами, и не зависимо от того, насколько возбуждающими являются экзотические порты заходов яхты, никогда не позволяйте это открыто выказать. 
   И никогда не позволяйте владельцам яхт думать, что вам в такой же мере весело и забавно, как и им. 
   Иногда, тем не менее, моча ударяет в голову команде. Несколько недель назад, два члена команды, в возрасте за двадцать со 120-ти футовой яхты Барри Диллера "Arriva" возвращались после вечеринки в гавани Нью-Йорка Сэг Нарбор, когда они направили свой тендер - посыльный катер на скалистый волнолом. Один из яхтсменов был переброшен через волнорез в море, а другой закончил плавание развороченный на скалах. Оба были ранены (одному пробило легкое), одному из них предъявлено обвинение в управлении судном в состоянии опьянения. Для опытных моряков из числа обслуживающих яхты - это было классической ошибкой.  
   "Если вы служите матросами на яхтах в течение долгого времени, вы всегда держитесь подальше от баров", - сказал 56-летний Уильям Колдвелл капитан 105-ти-футовой моторной яхты Вильям I, базирующейся в Сэг Харборе, который набрал членов команды, взяв их на поруки из тюрем Испании, Северной Африки и Греции. "В конечном счете", - сказал м-р Колдвелл, который известен под прозвищем Chappy (Потрескавшийся), - "если неправильно вести себя это достанет вас и что-нибудь с вами случится". 
социология управления
   Для незнакомых с морем и, возможно, для владельцев яхт, подобных м-ру Диллеру, этот инцидент снял завесу, если кратко, с любопытного мира тех, кто живет ниже палубы. Насчитываются приблизительно 25 тысяч профессиональных членов команд яхт во всем мире, согласно Грэгу Муллену, издателю журнала Dockwalk (Прогулка по доку) - это журнал о жизни команд яхт, как правило команды и яхты проводят зиму в Карибском море, а лето в северо-восточных портах подобных Сэг Харбору, Ньюпорту, Нантакету и Бар Харбору, штат Мэн, или в Средиземном море. Их плавания управляются не ветром или течениями, а прихотями их баснословно богатых боссов. 

   Чаппи Колдвел советует экипажам яхт: "Держитесь дальше от от винных баров"
   Везде, где бы они ни были, команды яхт живут в специфической неопределенности. Они часто проводят бок о бок время с великолепными и очаровательными гостями и имеют неконтролируемый доступ к атрибутам и игрушкам супербогатых - вертолетам, реактивным водным лыжам и другим вещам. "Мы живем образом жизни миллионеров, не являясь миллионерами", - сказал Ян Крэддок, приписанный к Нюпорту капитан, который провел девять лет, работая на борту яхты Нельсона Даблдея, бывшего совладельца компании Нью-Йорк Метс. "Мы имеем доступ к судам, самолетам и лимузинам, а они не наши. Это реальная привилегия".
   Но несмотря на их близость к богатству и волшебному очарованию, яхтсмены обычно сами небогатые люди, и как любой, кто когда-либо пробуждался от тесной койки в середине ночи, чтобы зафиксировать выходящую за пределы койки голову, сообщит вам, что жизнь точно уж непривлекательна. Яхтсмены редко остаются в одном месте достаточно долго, чтобы назвать это место домом. Наличие семьи почти невозможно. И парящее над каждым приятным моментом жизни яхтсмена ощущение страха: в любую секунду может прибыть владелец яхты. 
   "Вы находитесь в наиболее красивых местах мира, и вы имеете дело с миллионерами, королями и светилами", - поведала Норма Треас, которая управляла агентством набора команд в Форте Лаудердале, штат Флорида, в течение 25-ти лет и часто пишет о командах суперяхт. "Но такова действительность, вы - находящийся в лучах славы слуга. Существует масса напряженных моментов и опасений между владельцем и командой. Эта напряженность может быть сильной, значительной. Задача номер 1 каждой команды яхты - это никогда не говорить "нет" владельцу яхты". 
   Владельцам суперяхт, конечно, нелегко угодить. Они потратили миллионы на свои яхты, новая 228-ти-футовая лодка Грэга Нормана Aussie Rules, например, стоит приблизительно 45 миллионов долларов, а яхты более чем 120 футов свободно стоят более 100 тысяч долларов в неделю только за чартер, то есть только за то, чтобы зафрахтовать, и владельцы обладают большими надеждами, иногда с горестными последствиями. 
   33-летний Майкл Еуденбач, яхтсмен и навигационный фотограф из Ньюпорта, однажды помогал перегнать соучредителю фирмы Netscape Джеймсу Г. Кларку его 155-футовую парусную яхту Гиперион от Сан-Франциско до острова Tаити. Переход был затруднен тропическими штормами в Тихом океане, рассказывал м-р Еуденбач, но м-р Кларк, опасаясь что его яхта возможно не доберется до острова Tаити вовремя, для проведения им отпуска на ней, требовал из Калифорнии, чтобы его команда продолжала плавание. "Мы закончили наше плавание пройдя через испытания тремя штормами", - сказал м-р Еуденбач. "Это случилось впервые, когда я почувствовал тревогу, страх в море". Обращая внимание на то, что яхта м-ра Кларка стоит 30 миллионов долларов и имела на борту произведения живописи стоимостью в миллионы долларов, он добавил, "я подумал, если я пойду на дно, то я захватываю с собой Пикассо". 

   (На палубе и под палубой в открытом океане) 
   Иногда не только богатый парень на борту является причиной беспокойства, а богатый парень по соседству на соседней яхте. М-р Еуденбач рассказывал, что одной ночью в Cант-Бартсе, он был послан на борт классической яхты Ендевер, принадлежащей Л. Деннису Козловскому, бывшему президенту компании Tyco для того, чтобы дежурить с брандспойтом с пожарным шлангом, потому что гуляки на яхте, зафрахтованной компанией Sean Combs швыряли горящие окурки сигар на деревянные палубы Ендевера. 
   Отношения между владельцами и командами, наверно всегда трудные, становятся более сложными. По традиционной европейской модели отношений, строгие границы разделяли владельцев и команды. Команда входила на яхту через передний носовой люк, а владельцы, которые общались только с капитаном, входили с кормы. Яхты имели парапеты-проходы по бортам, так что команды могли проходить по всей длине судна не тревожа владельцев внутри. 
    Однако, за последнее десятилетие число суперяхт, лодок длиной более чем 80 футов удвоилось, их стало приблизительно около 8000, согласно данным м-ра Муллена, многие из них построены более молодыми американцами, сделавшими быстрые состояния в технологии. Яхты имеют более широкие каюты без второго ряда коек, и команды, которые являются все более образованными, что позволяет им управляться с высокотехнологичными системами на борту, находятся в более близком контакте с владельцами, многие из которых разделяют их интересы. Со стертыми границами отношений, команды американских яхт часто не ощущают, где они пребывают. 
    "Европейцы не знают вашего имени", - сказала Бетси Миллсон, бывшая членом команды яхты. "Вы находитесь там только для того, чтобы обслуживать их. Американцы хотят быть вашим другом, они хотят знать, где вы учились в колледже, они также хотят покупать для вас спиртные напитки. Кроме того они хотят, чтобы вы работали по 18 часов в день и ухаживали за их шестермя детьми". 
    Другой результат размытых социальных границ: большее количество любовных историй между членами команды и владельцами. Это явление даже вызвало к жизни фразу - "Перенесите мои вещи к хозяину", чтобы описать стюардесс-бортпроводниц, которые переезжают из помещений для команды, и которая приказывает бывшим коллегам перенести их вещи.
   Команды яхт работают по ужасающим суровым графикам. Они встают рано, чтобы приготовить завтрак и подготовить яхту либо к дню плавания в море, либо к дню проведения досуга в одном из курортных стилей. Колин Кирней, в настоящее время является капитан 64-футовой парусного судна в Ньюпорте, говорил, что его обязанности в качестве координатора спортивных развлечений на 325-футовой яхте в Средиземном море включали обслуживание 15-ти водных мотоциклов, 10 водометных малых катеров, 2 автомобиля и флот виндсерферов, каяков и маленьких парусных шлюпок. Он вставал в 6 часов утра и работал до позднего вечера.  
   Еще труднее выспаться команде во проведения вечеринки с гостями, особенно с теми которые настаивают на том, чтобы их обслуживали в часы пи-пи. В то время как гости с похмелья, команда встает с рассветом. "Иногда вам повезет, если вы добираетесь до кровати", - сказал м-р Кеарней. 
   В бухте Northeast circuit, владельцы обычно оставляют свои яхты в воскресенье ночью и возвращаются на них в четверг. Команды имеют склонность расслабляться ночами по понедельникам в сырых приморских тавернах подобным Murph's в Сег Харборе и I.Y.A.C. в Ньюпорте, смешиваясь с местными жителями и приставая к ним. Но для того чтобы удачно провести время на берегу возникает другая проблема: поиск места, куда пойти. Один член команды яхты в Ньюпорте на прошлой неделе сказал, что, если бы он писал мемуары, он назвал бы их "Негде помиловаться". 
   Современным членам команд яхт компенсируют их труды и заботы. Помещения для членов команд американских более объемные чем на европейских судах и более экстравагантные. Капитаны как правило зарабатывают по 1000 долларов с длины яхты в год. Так один из палубных матросов на борту 315-ти футовой яхты Limitless, принадлежащей Лесли Векснеру, основателю компании Limited, двадцати трехлетний Аарон Келли имеет каюту, укомплектованную развлекательным центром; он зарабатывает 26000 долларов в год с бенефициями, то есть со всякими льготами. 
   Патрик Е. Маллой, торговец ширпотребом, который имеет 195-футовую яхту Intuition, базирующуюся в Сег Харборе, (он владеет также и морским причалом), сказал, что обладание хорошей командой является секретом к наслаждению плаванием на суперяхте. "Если вы не имеете хорошего капитана и хорошую команду, это - кошмар", сказал он. 
   Некоторые суда тем не менее, хорошо известны "перетряхиванием" своих команд. Одно такое судно из штата Мэриленд регулярно теряло членов команд благодаря владельцу, который пронзительно кричит и который имеет жену, известную как "микробиологический фетишист", за ее навязчивую идею относительно микробов на поверхности кормового иллюминатора. 
   Яхтсмены говорят, что когда они смотрят на объявления о найме на работу в команды яхт они могут легко указать на неподходящие для них яхты, потому что их владельцы должны платить заметно более высокие ставки членам экипажей. 
   На некоторых яхтах, отношения между товарищами-членами команды могут быть столь же напряженными как между командой и владельцем. Они живут в плотных ограниченных помещениях и подвержены стрессу, и напряженные отношения иногда вскипают. 
   "Вы могли бы ненавидеть некоторых из членов команды, но вы всегда находитесь в пределах 120-ти футов с ними", - сказала Айми Лорд, бывшая стюардесса с яхты в Ньюпорте. Она однажды видела инженера и помощника в кулачной драке на палубе. Госпожа Тризе, эксперт по экипажам яхт, сказала, что повар одной из яхты был недавно уволен за угрозу ножом такому же члену команды. 
   Когда все это становится невыносимо яхтсмены "сходят на берег" - смена такая же важная как бракосочетание или рождение ребенка. (Земля для экипажей яхт - далекое место, подобно луне). После пяти лет на яхтах, которые она называет "плавучей тюрьмой", госпожа Лорд накопила 400000 долларов со своим мужем, и была счастлива поселиться на суше. Она говорила, что она работала: на контрабандиста оружия, Саудовского принца, любившего западных женщин, на крупного руководителя, который был посажен в тюрьму за мошенничество и на манхэттенского врача, который напивался и обрыгивал всю свою каюту. 
   Но что действительно "доставало" ее, она говорила, так это была скука. "Все разговоры о яхтах", - рассказывала она. "Вообразите, если бы вы были бухгалтером, и все ваши друзья были бухгалтерами, и когда вы собрались бы все вместе то, о чем вы говорили, был бы бухгалтерский учет". 
   Что касается владельцев, госпожа Лорд сказала, что она установила одну вещь, особенно любопытную: "Я полагала, что если кто-то тратил несколько миллионов долларов на яхту, он знал кое-что о судах. Но это не так. Вы не многих встретите, кто что-то понимает в морском деле". 
   У нее был такой совет для любого, рассматривающего карьеру на большой яхте, теплоходе: "Не принимайте во внимание обращение с вами, которое вы, возможно, будете получать лично. Это - сфера услуг, и вы должны быть подготовлены для того, чтобы обслуживать". 
   
    The New York Times, By WARREN ST. JOHN, August 3, 2003